Энергетическая стратегия Украины: плюсы, минусы и риски документа

Энергетическая стратегия Украины: плюсы, минусы и риски документа

Эксперты: отсутствие механизма преемственности и низкое качество государственного управления – основные риски реализации Энергетической стратегии

Энергетическая стратегия Украины: плюсы, минусы и риски документа

18 августа 2017 года Кабинет Министров утвердил «Энергетическую стратегию Украины до 2035 года: «Безопасность, Энергоэффективность, Конкурентоспособность» (НЭС).

Документ определил цели, задания и механизмы выведения топливно-энергетического комплекса страны на принципиально новый, качественный уровень развития.

Главные из них - диверсификация поставок ресурсов и технологий; повышение энергетической эффективности; развитие возобновляемой энергетики; внедрение новой модели функционирования угольной отрасли; интеграция энергетических рынков Украины и Европейского Союза и, наконец, обеспечение устойчивого функционирования энергетики.

По итогам реализации указанных в Стратегии заданий, планируется достигнуть снижения энергоемкости ВВП Украины более чем в два раза.

Имплементацию НЭС предусмотрено осуществить в три этапа.

1-й этап - Реформирование энергосектора до 2020 года. В обозначенные сроки поставлена цель завершить имплементацию Третьего энергетического пакета. Также на этом этапе планируется завершить институциональную интеграцию Украины в ENTSO-G, а также выполнить большую часть мероприятий по интеграции ОЭС Украин в ENTSO-Е.

В этот период Стратегия ставит задачу создания рынка угольной продукции. На первом этапе ожидается увеличение части ВИЭ в конечном потреблении электроэнергии до 11%.

2- этап – Оптимизация и инновационное развитие энергетической инфраструктуры до 2025 года. На этом этапе, в частности, поставлена цель интегрировать ОЭС Украины с зоной континентальной Европы ENTSO-Е в режиме эксплуатации и полная интеграция украинской ГТСв европейскую систему транспортировки газа ENTSO-G. В газовом секторе на этом этапе ожидается покрытие внутренних потребностей в природном газе за счет внутренних ресурсов.

3-этап – Обеспечение устойчивого развития до 2035 года. Данный этап направлен на инновационное развитие энергетического сектора и строительство новой генерации. Угольный сектор в этот период должен достигнуть конкурентных и прозрачных условий функционирования.

Какое значение для отрасли имеет сам факт разработки и принятия Энергетической стратегии? Какие плюсы и минусы документа? Какие основные риски подстерегают правительство на пути реализации поставленных в Энергетической стратегии целей? Эти вопросы Энергореформа адресовала экспертам отрасли.

Геннадий Рябцев, директор специальных проектов НТЦ «Психея»

Плюс документа – определены приоритеты энергетической политики государства. Они могут позже изменяться, корректироваться, но в настоящее время они таковы, какие определены в НЭС. И под эти приоритеты построено дерево целей. Т.е. определено, куда мы идем, и что нам необходимо сделать, чтобы достичь этих целей.

Кроме того, в утвержденном документе впервые поставлены задачи не перед отраслью, а перед правительством. Нынешняя Энергетическая стратегия – это государственный документ, а не документ, который разработан представителями отрасли для отрасли.

Также впервые в Энергетической стратегии цели политики не были отделены от ее задач, а сформировали пусть несовершенное, но «дерево целей». В нынешнем документе также впервые, с использованием комплексных индикаторов, определено целевое состояние ТЭК, а не предложен набор производственных показателей, недостижимых при наличных ресурсах. К плюсам документа следует отнести то, что в стратегии предложены механизмы запланированных изменений, а не хаотичный набор лоббистских пожеланий.

Предыдущая стратегия была разработана в 2001 году, а утверждена в 2006 году. А в начале 2000-х прошла массовая приватизация энергообъектов. Поскольку тогда в стратегии был сделан акцент на управление отраслью, поэтому, те задачи, которые были поставлены в документе, были не достижимы. Ведь если объекты энергетики приватизированы, то в этом случае нужно говорить о регулировании в отрасли, а не управлении. Те изменения, которые произошли в 2014 году, позволили сформулировать новый запрос перед отраслью. И этот новый запрос получил свое отражение в НЭС.

Вызов, стоящий перед энерегетическим сообществом в настоящее время – сформулировать конкретные задачи органам власти, выполнение которых позволит достичь стратегических целей. Важно, чтобы этот документ приобрел конкретные, осязаемые, измеримые и определенные во времени очертания. Это все будет сформулировано в дорожной карте реформ.

Юрий Саква, первый заместитель главы совета Всеукраинской энергетической ассамблеи

Главный риск для стратегии в Украине всегда один – очень низкое качество государственного управления. Нынешняя Энергетическая стратегия принята Кабинетом министров, а это значит, что она может быть отменена следующим Кабмином. Завтра может поменяться правительство и принятую НЭС бросят в корзину. Механизма преемственности стратегии нет. Считаю, что необходимо законодательно «втянуть» НЭС в документы, которые имеют статус долговечных – законы. Единственный законодательный орган в стране – Верховная Рада. Я сторонник того, чтобы Энергетическая стратегия была одобрена высшим законодательным органом страны. Если документ будет одобрен депутатами – это придаст ему статус.

Александр Селищев, директор по стратегии и развитию бизнеса ДТЭК

Принятие новой Энергостратегии – безусловно положительный шаг. Это декларация того, что государство намерено развивать энергетику системно, с учетом глобальных и внутренних тенденций.

Благодаря тому, что к разработке документа были привлечены все заинтересованные стороны, он получился достаточно сбалансированным и «трезвым». С одной стороны, делается безусловный акцент на активном развитии возобновляемой энергетики, доля которой вырастет в разы – до 25%.

С другой – есть четкое понимание, что традиционные источники энергии еще долго будут продолжать играть значимую роль в энергобалансе. Поэтому не менее важно полностью обеспечить себя украинским газом и углем, создавать возможности для реконструкции и строительства энергоблоков тепловой и атомной генерации.

С третьей стороны – большое внимание уделяется энергоэффективности.

Теперь задача государства – найти инструменты, которые позволят двигаться согласно определенным векторам. Для развития возобновляемой энергетики важно гарантировать стабильность регуляторной среды и тарифной политики. Для газа – обеспечить выставление участков из нераспределенного фонда на прозрачные аукционы. Что касается электроэнергетики – должны быть стимулы для модернизации оборудования, повышения эффективности и экологичности работы энергоблоков.

Мы видели уже не один хороший план, который так и остался на бумаге. Такой риск сохраняется и сегодня. Чтобы этого не произошло, нужен постоянный контроль со стороны профильного министерства и руководства страны.

Вадим Расовский, главный инженер ЗАО «Укргидроэнерго»

Если сравнивать с предыдущей Энергетической стратегией, то в части гидроэнергетики все осталось без существенных изменений. На период до 2035 года предполагается и строительство новых объектов, и модернизация или реконструкция существующих. Из новых объектов – это строительство Каневской ГАЭС, завершение строительства Днестровской ГАЭС, сооружение Каховской ГЭС-2 и достройка Ташлыкской ГАЭС. Кроме того, стратегией предполагается проведение технико-экономического обоснования строительства Верхнеднестровского каскада.

Строительство этих объектов усилит энергетическую безопасность страны, будет способствовать достижению ее энергетической независимости и развитию в целом.

Та часть стратегии, которая касается гидроэнергетики, обязательно должна быть реализована, если мы хотим войти в объединенную энергосистему Европы. В Энергостратегии обозначена цель – довести регулирующие мощности в общем энергобалансе энергосистемы Украины до 15%, что вдвое больше, чем сейчас. Сейчас удельный вес атомной энергетики в общей выработке растет в связи с сокращением производства ТЭС, и, соответственно, растет потребность в балансирующих мощностях.

Людвиг Литвинский, директор ГП «Государственный научно-инженерный центр систем контроля и аварийного реагирования» (ГНИЦ СКАР)

Если сравнивать нынешнюю Энергостратегию с предыдущей, то она учитывает те существенные изменения, которые произошли в экономике и энергетике страны. Я не считаю, что предыдущая стратегия была хороша, и я не сказал бы, что нынешняя исчерпывающе хороша.

Как и предыдущие стратегические документы, нынешняя Энергостратегия вряд ли будет выполнена в полном объеме. В частности, если строительство мощностей возобновляемой энергетики будет реализовано в запланированном объеме, то при нынешних «зеленых» тарифах это будет только во вред экономике страны. Положительным моментом является то, что в части атомной энергетики Энергостратегией предусмотрено строительство двух блоков Хмельницкой АЭС.

Источник: Энергореформа